Сатурн однажды попросил Венеру:
«Пожалуйста, внимательнее будь!
И отыскав причину, повод, меру,
не забывай про следствие и суть.»

«Дружище!», — так ответила Венера, —
«Мгновенье мимолётно, жизнь быстра.
Твои сужденья так скучны и серы,
как цвет золы потухшего костра.
Я выбираю жизнь, огонь и силу.
Мне Марс недавно подарил кольцо.
Его два дня на пальце я носила,
а мне огонь грел сердце. И в лицо
светило солнце, радуясь удаче.
Причем тут мера, следствие и суть?
Ты стар уже, не можешь ты иначе
на мир и отношения взглянуть.»

Сатурн кивнул, потом невозмутимо
перевернул песочные часы.
Три слова: «Марс — непостоянство — стимул» —
он вымолвил под нос себе в усы.

Прошли века. Венера постарела.
Воюет Марс от дома вдалеке.
Воюет без конца, но очень смело:
то — пушками, то просто — налегке.

Венера ждёт под боком у Сатурна,
склонившись тихо на его плечо.
И чувства там спокойны, а не бурны.
И ей уже тепло. Не горячо.

Н. Коткина